Обложка статьи

Профессионалы перевоплощений: актер дубляжа

Жизнь некоторых людей — постоянное перевоплощение, ведь того требует их профессия. Об особенностях процесса озвучивания рассказывает актер театра, кино и дубляжа, радиоведущий Михаил Черняк.

Японские анимационные сериалы «Грендайзер» и «Трансформеры» стали одними из моих первых работ по озвучиванию. Сейчас фанаты пишут, что они выросли на моем голосе и он для них — способ вернуться в детство. Это приятно слышать, но вдвойне радуюсь, когда поклонники говорят, что они выросли на голосах из наших «Смешариков», «Лунтика» и «Барбоскиных».

Актеру в большом городе приходится быть разносторонним, браться за разнообразные проекты, владеть многими навыками. Это не только потребность в заработке, но и способ самореализации и излияния творческой энергии. Пробуя себя в разных сферах, я попал на кастинг в проект «Смешарики», который стал одним из основных в моей жизни.

Я часто отказывался от проектов по созданию аудиокниг. К сожалению, сегодня многие наши соотечественники не знают русский язык. Книги, написанные такими людьми, просто невозможно читать. Конечно, если книга содержательная и интересная, но ее автор допускает орфографические и синтаксические ошибки, она имеет право на жизнь в аудиоформате. В таких случаях автор должен обратиться к корректору.

Мой голос — известный и популярный, и я несу ответственность за свою работу. Я не хочу, чтобы мной было озвучено что-то неправильное, плохое, вредное и пошлое.

Я озвучивал культовую книгу Вадима Зеланда «Трансерфинг реальности». Она показалась мне необычной и полезной. Я с большим интересом взялся за проект и рад, что этот материал ассоциируется с моим голосом. Тем не менее, к сожалению, и здесь были ошибки.

Подготовка к озвучиванию начинается с ознакомления с требованиями. Режиссер, звукорежиссер и актер — обязательные действующие лица любого проекта. Если режиссер внятно может объяснить свои требования к персонажу, то актеру даже не обязательно иметь перед собой текст — работа пройдет быстро и продуктивно.

Главный инструмент актера — голос, но не всегда с его помощью нужно повторять эмоции, которые видно на экране. Ведь если герой в истерике, а я стану его так же истерично озвучивать, то зритель может почувствовать наигранность, фальшь.

Для зарубежных проектов по дубляжу голос актера записывают и отправляют на прослушивание режиссеру или продюсеру фильма. Они и принимают окончательное решение. Когда проходил кастинг мультфильма «Смешарики», я предложил несколько вариантов голосов: мне повезло, так как с легкостью меняю тембр и манеру речи. И моим голосом заговорили сразу три персонажа: Пин, Лосяш и Копатыч. Я не могу выделить кого-то из них и сказать, что люблю его больше остальных.

Очень страдаю, когда мой герой редко появляется на экране. Я заметил, что после выхода полнометражного фильма о Смешариках режиссеры стали мало внимания уделять Копатычу и он перестал быть главным героем во многих сериях.

Цензура не пропускает некоторые фразы персонажей зарубежных фильмов. Я не вижу ничего страшного в разговорах о сексе, однополых браках, курении, алкоголе — просто нужно людям объяснять, правильно преподносить информацию. Из-за запретов не пропускают многие вещи, которые представляют достояние всемирной культуры. Во время войны в нашей стране были запрещены даже песни «Смуглянка», «Жди меня, и я вернусь», «Вечер на рейде». Это великие произведения нашей музыкальной эстрады. Сейчас мы совершаем те же ошибки, когда запрещаем произносить оригинальный текст в зарубежных фильмах.

Иногда мультфильмы переозвучивают, если герой вырастает или превращается в кого-то другого. Бывает, что актера заменяют, если не смогли договориться о гонораре, человек заболел, уехал или уже задействован в другом проекте и одновременно участвовать в двух не может физически. Но обычно в мире озвучания и дубляжа придерживаются позиции, что в сериале должен оставаться один голос и менять его без веских оснований не нужно.

Есть три разновидности озвучивания: войсовер, липсинг и полный дубляж. Закадровый перевод, или войсовер, — это разновидность озвучки, в которой речевая фонограмма накладывается так, что зритель слышит и оригинальный звук, и наложенный поверх него перевод. Липсинг чаще всего используют в озвучивании анимационных фильмов, при нем движения губ синхронизируются со звуком. Обычно совпадает только начало и конец реплики. Чаще всего приходится менять фразу, подгоняя ее под мимику актера. Этим процессом занимаются специалисты — укладчики. И последний вид озвучивания — дубляж — предусматривает изготовление звуковой фонограммы, которая полностью заменяет звукоряд оригинального произведения.

Я думаю, что от свободы много пользы, но свобода слова должна сопровождаться культурой.

Я не люблю дубляж, потому что это, во-первых, долгий и затратный процесс, а во-вторых, я хочу слышать оригинальный голос актеров. В оскароносных фильмах, которые представляют золотой фонд кинематографа, я хотел бы слышать ту самую речь. Я не знаю, кто из наших актеров сможет повторить голоса и интонации великих Чарли Чаплина, Жана Габена, Бетт Дэвис, Аль Пачино или Джека Николсона.

У Питера Динклэйджа, героя которого я озвучивал в «Игре престолов», очень хорошая актерская работа. Поэтому, думаю, зрителю хотелось бы слышать его голос. И я бы с удовольствием поработал в этом проекте как диктор, а не полностью переозвучивал актера. Конечно, любителям слышать оригинальные голоса можно посоветовать и фильм смотреть в оригинале с субтитрами. Но лично я так не люблю: они меня отвлекают.

Звезды шоу-бизнеса тоже озвучивают мультфильмы. Но среди зрителей аудиалов не так много, и мы зачастую не идентифицируем личность актера. Если бы на афише не стояло громкое имя, то люди и не узнали бы, что герой говорит голосом этого человека. Зрителю важнее точность попадания и передача ситуации.
 

Фотографии предоставлены собеседником

Материал опубликован в журнале NewTone

13 ноября 2020

Еще почитать по теме

Обложка статьи
Химия в твоей голове
Как мозгу удается работать с такой высокой производительностью и что происходит, когда мы пытаемся этому помешать
Обложка статьи
Химия в твоей голове
Как мозгу удается работать с такой высокой производительностью и что происходит, когда мы пытаемся этому помешать