Обложка статьи

«Меня зовут Искандер, мне 20 лет и я люблю кино»

В августе Искандер Гарипов в своем инстаграм-аккаунте @leprekl опубликовал фильм «20», в котором поделился двадцатью вещами, которые он понял к двадцати годам. За три месяца видео собрало почти 4000 просмотров. О создании фильма, съемках клипа IOWA, парных татуировках с Монеточкой и учебе и работе в ИТМО Искандер рассказал «Мегабайту».

— Ты сейчас работаешь с видео?

— Да, я работаю в ИТМО, занимаюсь постпродакшеном: монтажом, графикой, цветом лекций и образовательных курсов по soft skills. Бывают съемки на фрилансе и собственные творческие проекты. Вот недавно я был на съемках клипа группы IOWA.

— Как ты туда попал? Что делал?

У продюсера в инстаграме я увидел объявление о том, что набирают помощников. Мы списались и через пару дней я уже был на съемках. Там я работал ассистентом арт-директора. В первый день, в который я не мог присутствовать из-за учебы, строили локацию — большую зеркальную комнату. С нуля возводили стены, пол, потолок из ДСП, все обклеивали зеркальной пленкой. 

На второй день мы делали в стене отверстия, в которые по очереди вставляли камеры, проверяли, чтобы не было щелей, помогали артистам расположиться в комнате и расставляли реквизит на остальных локациях. После съемок мы комнату полностью разломали. Вообще ничего не осталось, все загрузили в грузовик и выкинули. 

— Для тебя это был оплачиваемый проект или волонтерская работа?

— Я пришел только на второй день, поэтому мне не заплатили, я был чисто ради опыта и интереса. Клип вышел 12 ноября, его можно посмотреть. Там меня даже в титрах указали!

— В твоем инстаграме есть видео, которые ты снимал, когда учился в школе. Давно занимаешься съемками?

— В школе у нас были конкурсы, на которые старшеклассники готовили ролики на определенные темы. Я там сделал видос прикольный, мы все много смеялись, начал делать еще и еще. И однажды мне предложили записать чей-то выпускной. Заплатили тогда целых две тысячи рублей! Это был первый проект, который я монтировал на компьютере. Мне даже технику дали, до этого все с телефона. Просто сказали: снимай. Вот разобрался, что-то смонтировал.

— Ты делаешь какие-нибудь проекты для себя? 

— Последнее, что я сделал, это фильм «20» на двадцатилетие. Я задумал его где-то год назад, и потихоньку, потихоньку собирал вещи, которые я понял к двадцати годам. А когда собрал, посмотрел и это было вау!

 

 

— Когда ты делал этот фильм, ты был вдохновлен видео Монеточки?

— На сто процентов! Обожаю Монеточку, и у меня в инстаграме есть видос, где я предлагаю ей сделать парные татуировки. Но она мне так и не ответила. Может, как-нибудь потом ответит.

— В комментариях ее яростно призывали.

— Да, да! Ребята репостили мое видео, отмечали Монеточку. Она смотрела у всех истории, но никому не отвечала — мне кучу скринов присылали.

— Тебя вдохновило видео Монеточки. Что было дальше? Как ты решил сделать фильм «20»?

— Мы обсуждали это видео с подругой, которой тогда как раз исполнилось 20 лет. Я спросил, что она поняла к этому возрасту. Подруга ответила, что подумает и напишет позже. Я решил, что я тоже тогда напишу к 20 годам, что понял. И вот я несколько месяцев собирал эти 20 вещей. 

В апреле я попал с ковидом в пансионат, у меня был с собой диктофон. Голос на видео я записывал там. На записи у меня такой томный голос, я там такой спокойный. В пансионате я записал мысли, нашел референсы, которыми вдохновлялся. Например, в начале своего фильма я так же появляюсь и так же происходит отъезд камеры, как и у Noize MC в клипе «Все как у людей», где он стоит на фоне картин. 

— Полгода назад вышел фильм «Последний сеанс», где ты был актером. Как тебе этот опыт?

— Я понял, что это сложно. Намного сложнее, чем мне казалось. Я тогда думал, что мне было бы интересно поучаствовать в создании фильма как актер, и Валера Миронов, мой товарищ и создатель «Последнего сеанса», как раз искал тех, кто хочет. Отозвались я и Артем Арушанян: он должен был играть главную роль, а я — быть бандитом, но потом мы подумали и поменялись.

Интересно, конечно, было бы попробовать еще раз. Просто надо подучиться и понимать, как это работает, потому что сейчас мне неловко смотреть на то, что получилось. Вообще, это как игры в детстве: когда вы во дворе бегаете, придумываете мир, где «я кассир, а ты бандит». Придуриваешься по-хорошему и отыгрываешь. 

— По результатам этого опыта, можешь ли ты сравнить, что для тебя было интереснее: работа за кадром или в кадре?

Я недавно для себя понял, что круто в жизни не выбирать. И, допустим, если ты думаешь: взять такую футболку или другую — ты просто берешь обе. И здесь я бы выбрал оба и по мере возможностей участвовал. Это все по-своему интересно — разный опыт и невозможно его сравнить. 

— Расскажи тогда про самый интересный проект, над которым ты работал как создатель.

— Недавно ко мне обратились парень и девушка, они придумали обучение товарному бизнесу в формате сериала. Многие современные сериалы не просто рассказывают историю, они учат тебя чему-то. Вот ребята довели до максимума уровень образовательной части, но все еще оставили это сериалом, за которым интересно смотреть. У них были идея и примерный сценарий, но они не понимали, как к этому подступиться. Так что мне надо было работать исключительно режиссером-постановщиком, потому что вся наполненность была их, а то, как это выглядит и оформляется, было у меня. 

В итоге мы сделали обучение из шести серий. Единственный момент, где у нас не совпали взгляды, — это музыка. Я хотел использовать инструментальную фоновую музыку, которая не отвлекает, а ребята хотели больше попсовой музыки, которая узнается. В итоге было много Макса Коржа, Пиццы, всего такого.

— Как в сериалах от СТС.

— Да, да! Ребята так и хотели! Они сказали: «Мы хотим, как в “Молодежке”». И все получилось прикольно.

— Какой проект ты считаешь самым удачным из тех, что ты делал?

— Мне нравится тот, что я на день рождения сделал. Я с ума сошел от того, насколько много людей откликнулось на него. Обычно друзья, знакомые отвечают, пара человек репостит. А тут очень много человек репостнуло, были люди, с которыми я даже не знаком!

— Что ты чувствуешь, когда незнакомые люди комментируют, смотрят твои работы?

— Часто это смущение, потому что люди уделяют внимание мне, моему детищу. Это приятно, заставляет улыбаться, краснеть иногда. Мне всегда интересно, что скажет человек, потому что все смотрят по-разному. Некоторых цепляют одни моменты, кого-то другие.

— А если обратная связь отрицательная? Что ты в таком случае чувствуешь? 

— Чтобы откровенный негатив — такого не было, о чем я, кстати, жалею. Мне кажется, у любого достойного произведения, которое несет в себе что-то, есть люди, которые его не принимают, потому что оно не соответствует их жизненным взглядам и принципам. Очень хочется, чтобы когда-нибудь такие люди у меня появились, потому что мне самому интересно, как я на это отреагирую.

А когда друзья говорят: «Тут я бы сделал не так...» — я стараюсь абстрагироваться от первых эмоций, а потом сравниваю то, что они предлагают, и то, что есть. Бывает, что они оказываются правы, тогда я исправляю. Поэтому то, что делаю, я изначально скидываю кучке друзей, которые не всегда компетентны, но мнение которых мне важно знать.

— А что ты испытываешь в процессе работы?

— Ты садишься с мыслью: сейчас сделаю часть, а потом буду заниматься другими делами. Но ты сидишь и не отвлекаешься ни на что, пока не доведешь до минимального готового состояния. Ты смотришь на это с горящими глазами, думаешь, как еще можно сделать, по ходу ищешь решения. Это приходит в состояние потока, с ума сойти как затягивает. И потом, когда уже все сделал, ты не можешь перестать пересматривать результат: во-первых, тебе нравится, а во-вторых, интересно, можно ли еще что-то добавить. Скидываешь друзьям, просишь их дать обратную связь, реагируешь на нее. Внимание максимально направлено на работу. А публикация чего-то — так это вообще очень ревностное событие, потому что ты хочешь, чтобы люди правильно реагировали, не отвлекались, пока смотрят.

— Что тебе больше нравится: работать индивидуально над своей идеей или в команде над общим результатом?

— Проще делать все самому, потому что не надо ни с кем договариваться, нет непонимания. Но, с другой стороны, это не даст большого результата. Все, что я раньше делал, было преимущественно в одиночку. Все идеи шли от меня, а люди лишь помогали мне их исполнить. Поэтому я сейчас учусь работать в команде: команда всегда сильнее, чем один человек.

— Ты сказал, что учишься, — ты имеешь в виду работу с образовательными видео для университета? 

— Да, там очень много правок. По началу мне не нравилось, но потом я понял, что это классный опыт. В крупных компаниях большинство людей, которые создают отдельные маленькие частицы, занимаются тем же: они выполняют задачи, которые их творчество не отражают, но которые удовлетворяют вышестоящих людей и которые собираются потом во что-то большое. И этому я научился. Сейчас я уже спокойно принимаю, когда мне говорят: «Мы тут ошиблись, нам не нравится. Переделай, пожалуйста».

— Кто-то ошибается и просит тебя переделать?

— Да-да. Косяк их, но переделывать приходится мне, потому что я собираю видео. Например, лектор неправильно повернул голову или ошибся в слове. Мне говорят, как нужно сделать, и я сам все выправляю и уже спокойно к этому отношусь.

— Ты еще со школы занимаешься видео, но поступил на программу «Компьютерные технологии в дизайне» в ИТМО. Почему?

— В 11 классе я думал так: мне интересны творческая деятельность и визуальное искусство, но при этом я еще и хорош в точных науках типа информатики, математики, физики. Долго думал, что с этим делать, потому что, с одной стороны, хотелось поступить куда-нибудь на режиссуру, а с другой стороны, я мог поступить по БВИ в ИТМО. Потом я нашел здесь направление, которое в себе сочетает и техническое, и творческое, и подумал: это интересно, попробую. В целом, я получил что ожидал. Первые два курса было много всякой техники, а сейчас, на третьем курсе, у нас начались рисование, композиция, фотографические технологии.

— С поступлением ты переехал из Уфы в Питер. Как поменялась твоя жизнь?

В моей жизни появился чирлидинг. В начале первого курса я пришел на открытую тренировку, мне понравилось и я остался. Ты приходишь на тренировки и забываешь обо всех проблемах — просто поднимаешь и кидаешь девочек. Ну, иногда мальчиков тоже, но это крайне редко.

Еще не оказалось рядом людей, к которым я привык и с которыми я общался — все стали иконками в соцсетях. Приходилось знакомиться, это было сложно. На первом курсе я был эмоционально и разумом с людьми, которые остались там, где я учился. Только на втором курсе начал погружаться в то, что происходит здесь, начал больше общаться, — как будто я только тогда поступил и начал жить университетской жизнью.

— Если бы у тебя была возможность дать совет себе три года назад, что бы ты сказал?

— Надо больше знакомиться и общаться с людьми, потому что люди — это и есть вся твоя жизнь. А еще... не знаю. Я уважаю решения, которые я принимал тогда. Они сделали меня таким, какой я есть сейчас. Так что тому мне нет смысла давать советы. Должен быть опыт, из которого ты извлекаешь что-то — ты должен не только понимать это головой, но еще и чувствовать, верить. Так что, может, я и не понял бы эти советы, даже если бы услышал. 

Фотографии предоставлены собеседником

24 ноября 2021

Еще почитать по теме